Главная роль

Главная роль

 

Смерть в зените славы — идея не новая, сегодня можно назвать добрую сотню ее последователей. Преждевременный уход из жизни знаменитостей всегда окутан тайной. Никому и никогда не удастся узнать, что толкнуло их кумиров на такой шаг. Боятся ли они, что их слава померкнет или же у них наступает пресыщение сладкой жизнью Нечто подобное вполне могло прийти в голову одному из полицейских, прибывших 5 августа 1962 года в особняк в Брентвуде, где был обнаружен труп Нормы Джин Бейкер Мортенсон — неподражаемой Мэрилин Монро.

Весть о смерти боготворимой миллионами белокурой Душечки разлетелась по планете всего за несколько часов. Из всех мужчин, которым актриса успела подарить любовь, проводить ее в последний путь пришел лишь Джо Ди Маггио, ее второй муж. Кто-то не смог присутствовать на похоронах из-за своего общественного статуса, а кто-то встречал Мэрилин уже у берегов небытия.
Тем не менее это громкое и для многих, безусловно, горестное событие имело самые непредсказуемые последствия. В частности, именно оно побудило Энди Уорхола поставить весьма необычный эксперимент.
Когда умерла Мэрилин, художник как раз заканчивал изучение технологии шелкотрафаретной печати. Наверняка в тот августовский день он испытал странное чувство, балансирующее на грани сожаления и радости. Последняя была вызвана уникальной возможностью увековечить образ актрисы с помощью шелкографии, на которую художник возлагал огромные надежды. Оставалось лишь найти подходящий снимок, чтобы на его основе изготовить трафарет.
Мэрилин охотно позировала многим именитым фотографам. На снимках очаровательная красотка, легко узнаваемая по кокетливой позе, пышным белокурым волосам и пикантной родинке на левой щеке, заигрывает со своими воздыхателями, оставаясь для них недосягаемой. Однако Уорхол, по известным только ему причинам, из огромнейшей коллекции портретов актрисы выбрал именно тот, который был сделан во время съемок фильма «Ниагара» в 1953 году. Его автор, фотограф Жене Корман, тогда вряд ли мог себе представить, что не просто нажимает на спуск затвора, а создает клише для иконы поп-арта.
На ней Мэрилин улыбается. Однако сквозь эту улыбку просвечивает ирония и грусть. Просвечивает усталость от того, что приходится сниматься в образе инженю, от которого, вопреки огромному желанию, она так и не сможет избавиться. Просвечивает интуитивное понимание того, что сыграв главные роли в десятках картин и в жизни многих людей, ей так и не удастся предстать перед зрителем в главной для себя роли.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

7 − 5 =